?

Log in

Операция Z59

У нас тут такой расклад.
Есть Фати Бесолти - вокалистка из Осетии, студентка Гнесинки и просто очень хороший человек.
Есть проект "Новая звезда" на Телеканале Звезда - федеральный вокальный конкурс, где каждый участник представляет свой регион.
От Осетии на этом конкурсе как раз и участвует Фати Бесолти.
Для выхода в полуфинал Фати нужна наша поддержка.
Вчера после эфира было открыто всероссийское голосование!

Чтобы отдать свой голос за Фати нужно отправить СМС с текстом Z59 на номер 1880.

С одного номера можно отправить 20 СМС.

Все средства, полученные в результате голосования будут перечислены в благотворительный фонд "Подари жизнь", помогающий детям с онкологией. Стоимость одной смски - 35 р.

Ах, если бы проголосовала вся Осетия...

Выступление Фати можно посмотреть тут:



Здесь - видео с первого тура конкурса:

Вокалистка Фати Бесолти представляет Осетию на конкурсе "Новая Звезда" (Телеканал Звезда).
27 февраля показывали ее эфир.
Теперь уже точно первый!
Субботним вечером мы глотали валерьянку горстями и запивали ее пустырником.

...Смотришь на экран и чувствуешь вместе с Фати, как бьется ее сердце. Слышишь эту непрерывную мантру в ее голове: "Не подвести свою республику, не подвести свою республику, не подвести свою республику". Понимаешь, как все это для нее важно.

Мне не удалось попасть на съемки. И я не видела, как уже за кулисами конкурса Максим Дунаевский говорил Фати: "Ты уникальная, ты поешь для каждого в зале, будто один на один. Для каждого - вплоть до самого последнего ряда". Я не видела, как в суматохе собирали новый образ. Я не видела, как конкурсанты радовались и расстраивались друг за друга. А жаль.

Горжусь.

Именно так, голосом Фати, в моем сердце звучит любовь к Осетии, к музыке, ко всему, что дорого.

И да - мы во втором туре. Ура!

AR

С самой первой серии, когда цвета еще были радостными, лица - детскими, эмоции - наивными... С самой первой страницы, когда не верилось, что история в которой есть персонажи по фамилии Дурсль, волшебные палочки и малолетние очкарики-воображалы, может меня захватить... Вот с самого первого появления мрачного (глубоко несчастного, конечно), ядовитого, злого профессора Снегга... Любимый трагичный персонаж, да.
RIP.
Реальная боль, какая-то наивная и детская (потому что ГП всех нас превратил в больших детей). Мы будем пересматривать эти фильмы бесконечно, каждый раз убеждаясь, что мы всегда не те, кем кажемся.
Вот как-то так
Перетащила из инстаграма, вдруг кто-то пойти захочет - https://www.instagram.com/p/_cGxJtpOaG/?taken-by=karibesolti

"Вишневый сад" в Театре имени Пушкина

Мысли about. Классика, поросшая интерпретациями и "цитатами" вдоль и поперек... Мне кажется нет ничего сложнее для режиссера, чем ставить Чехова.
Вот вызов, да.
Поиск новых "пластических" решений, поиск параллелей и смыслов, внедрение в каждого из нас (чтобы отзывалось, а не проходило мимо).
Концентрация беспечной боли - если кратко о спектакле режиссера Владимира Мирзоева. Чувствуется именно какая-то вневременная боль, растерянность, бессилие перед неминуемым крахом, никакой борьбы - только осознание конца. Вообще никакого надрыва, что здесь играет на руку всем, и зрителю и актерам, потому что "тихо" всегда как-то сильнее и больнее.

Раневская by Виктория Исакова - легкая, хрупкая, прекрасная, "умирающая", неземная и земная одновременно.
Понятно, почему Лопахин смотрит на нее с таким щенячьим обожанием, почему хочет владеть, почему этим так несчастен (ведь да). Хочет, но чувствует, что все равно не догонит, не схватит за подол, не станет тем, кем безумно хочется. Лопахиных в нашем спектакле было двое (в связи с досадной травмой актера, получился такой вот интересный эксперимент). Две сущности, два отражения одного персонажа - немое, холодное (Кирилл Каленов) и по-мальчишески искренне-страстное (Александр Петров).

Так что... надо бы посмотреть! Двух Лопахиных уже не будет, но и одного Петрова хватит для театрального счастья сполна.

В помещении, обитом пластиковыми панелями, стоял гул. Вернее - стрекот. Стрекотала машинка для печати чеков. Дело было на Почте.

Высокая стойка скрывала от глаз обитателей территории, стрекочущей чеками. Ира "играла" паспортом. Квитанция, пришедшая накануне и вещающая о посылке, лежала рядом и ждала внимания торчащей из-за стойки головы.

- Кто там чем стучит?! - грозно прорычал на низких частотах голос из-за соседней перегородки. Или почтовой барной стойки?

- Тут паспортом стучат, - наябедничала наша торчащая голова.

- Дайте-ка, женщина, что там у вас! - видимо в попытке прекратить "стук" строго сказала голова-ябеда.

Ира профессионально свела брови. Но вежливо промолчала.

Голова изучила предоставленную бумажку, дала в ответ еще одну.

- Заполнить.

И скрылась в недрах Мордора.

В соседнем окне все также стрекотали чеки, да время от времени доносились ОТТУДА недовольные междометия, которыми ТАМ отвечали на вопросы.

Голова, вернее уже даже целое тело, вынесло коробку.

"Наверное, наша", - подумалось мне, но моим догадкам требовалось подтверждение.

Голова заняла прежнее место и, схватив заполненную бумажку, начала отчаянно клацать по клавиатуре.

- На карте ни копейки не буду отставлять. Все воруют. В этих банках все воруют. Нет ты представляешь, она еще смеет говорить "не кричите на меня!". Да я разве кричу?! Где деньги?! Почему сняли?! Какой такой аванс, если я его не снимала?! Я же вопросы задаю, а не кричу без причины. Знаешь ты ее, толстозадая такая. Зарифы племянница. Не кричи на нее... Дебилка!

Мы терпеливо ждали окончания клацания и выдачи посылки, параллельно внимая краткой истории личных неурядиц головы, торчащей из-за стойки.

Голова встала и, ни разу не взглянув на презренных нас, удалилась все в те же глубины все того же Мордора (да простит меня Саурон).

Тем временем скрипнула входная дверь. В помещение, стрекочущее чеками, вошел пенсионер. Бедно одетый, скрюченный годами, обычный такой старичок - он нерешительно пошаркал ногами, подошел к одному окну, к другому, пошел в противоположную сторону, остановился перед открытками.

Вторая голова, до сего момента скрытая от нас перегородкой, вскочила и недовольно глянула в сторону праздно шатающегося. Двинулась было туда, где исчезла ее напарница, но тут в поле зрения попали мы.

- Что вы хотите?! - задала она в общем-то небезосновательный вопрос.

И правда, что мы тут без дела торчим в их окошках, торчим и торчим, время проводим.

- У нас посылка, - вспомнила я миссию.

- Девушка, то не она?

Шагнув за стойку, вступив на заветную территорию я увидела одиноко лежащую синюю коробку. И правда. Вот же она! Как мы не догадались сами зайти и взять? Нагло - зайти и взять то, что принадлежит нам. В этом мире стрекочущих чеков так и надо. "Спасибо-пожалуйста" - что это еще за проявления слабости? (И сразу презрение в глазах - эта нам не соперник).

Ну что ж, взяли и понесли.

Позади осталась следующая часть этой комедии - пенсионер, выясняющий судьбу недоставленных ему газет. Долго, но напрасно выясняющий. На всё был ему уготован один единственный ответ.

- Не знаю. Ничего не знаю.

Пенсионер обогнал посылку и нас впридачу, открыл дверь и, буркнув "Удхасджыта!", удалился.

- Будет теперь таскаться сюда! Что они все хотят? Что они от нас все хотят?!

Этот грустный грустный грустный мир, где тихо плачут несчастные работники Почты от которых все чего-то постоянно хотят. Несчастные, рефлексирующие почтовики.

Ps. За дверью, на улице, обдуваемый всеми ветрами, стоял пенсионер и бубнил себе под нос проклятия в адрес несчастных почтовиков. Уж третий день подряд на каждый его вопрос отвечают они ему свое печальное "Не знаем, ничего не знаем"... Не знаем мы, да.
Вот к вопросу "Куда пойти в Москве?". Например, в Театр.doc (такой поход сам по себе уже крутейший эксперимент над традиционно-осетинским представлением о театре) на спектакль "Актеры".

Не так давно я делала интервью с его режиссером Игорем Стамом. Еще у спектакля есть Константин Гацалов. Что уже большая удача, зная его актерское обаяние.

Так вот. Интервью. Почитайте, вдохновитесь и идите смотреть.

* * *

Спектакль, который «пишется» на ваших глазах в театре, где не играют – именно такая формулировка приходит на ум сразу после просмотра спектакля «Актеры» на сцене Театра.doc.

Сложенный из небольших скетчей, местами Stand Up-а, забавных зарисовок - одновременно смешных и грустных, споров на почве «творческой бытовухи», разговоров о сомнениях и выборе (или его иллюзии), об умирании языка и о запрете на обсценную лексику, о сокровенном и много еще о чем – спектакль вовлекает, заставляет не просто смотреть, а становиться соучастником. Такая искренность на расстоянии вытянутой руки, интимность и вовлеченность не может оставить равнодушным. Ни зрителя, ни актера.

«Актеры» - это Игорь Стам, Константин Гацалов, Сергей Букреев и Александр Шаляпин. «Актеры» - это поиск новых смыслов в абсолютно «чистой» системе координат, без пьесы, реквизита и театрального обрамления, только искренняя попытка «рассказать».

О том, как начинались «Актеры», рассказал режиссер спектакля Игорь Стам.

- С самых первых секунд на спектакле «Актеры» создается ощущение, что здесь и сейчас, буквально на твоих глазах рождается что-то новое. Как вам удалось так естественно воссоздать и «законсервировать» все это действие?

- В вашем вопросе уже присутствует доля ответа. В этом и состояла идея. У меня не было никакой необходимости делать спектакль ради спектакля. Хотелось сделать вот такую вещь - живую, как по своей структуре, так и по актерскому существованию. Условно говоря, форма без формы. Я понимал, что такое может родиться только в режиме «онлайн». Во-первых тут важен состав - я отталкивался от конкретных людей, которые участвуют в этой истории. Я понимал, что каждый из этих актеров - уже готовый воплощенный персонаж. У нас нет ролей как таковых, нет пьесы, нет декораций, тем более костюмов. Существуют только наши тексты, наговоренные на диктофон буквально за 4 встречи. Эта система довольно проста – я брал диктофон, просто включал его и записывал все наши встречи. В итоге материала было часов на двадцать. Затем я сел за компьютер, воткнул наушники и из всего, что мы там умудрились «накидать», из всех тех текстов, которые были реализованы самими актерами, я попробовал скомпоновать художественную текстовую канву. Помимо всего прочего, пригодились мои личные тексты, написанные три года назад. Они пришлись к месту. Идея состояла, помимо всего прочего, в соединении жанра Stand up – общения от одного лица с аудиторией, в виде определенного интерактива - с драматическим театром. В какой-то мере вдохновителем этой идеи выступил занятый в спектакле Саша Шаляпин, его основной профиль именно Stand up. Побывав на его выступлении, я загорелся это идеей. В конечном итоге получился этот спектакль.

- Каждый участник спектакля приходил на репетицию с какой-то заготовкой по заранее известному «скелету», или все-таки это были 90% спонтанности и импровизации?

- Были только определенные идеи, о которых я уже рассказал выше. Но скелета в плане драматургии или какого-то определенного сюжета не было. Мы, конечно, пытались выдумать какой-то сюжет - условный кастинг, были какие-то идеи, но я довольно быстро от них отошел, потому что понял – это не работает. В нашей команде не было человека, отвечающего за драматургию, тогда я и подумал, что раз его нет, значит, обойдемся без всего этого. Я, честно говоря, считаю, что написание пьесы или сценария от лица конкретного драматурга или сценариста уже изживает себя. Сейчас такое время, когда ты сам себе автор. Мы сегодня находимся в том пространстве и времени, в котором сами себе, условно говоря, художественные руководители. Сами себе режиссеры, сами себе актеры, сами себе художники. Сейчас, имея страницу в Facebook, вы уже являетесь в какой-то степени художественным руководителем своей страницы - вы сами выбираете материал, который вам нравится, имеете полную свободу мыслей и слов. Как мне кажется, это распространяется и на искусство, в том числе и театр. Почему сегодня такой серьезный кризис в плане драматургии? Насколько я знаю, сейчас многие режиссеры жалуются на отсутствие хорошего материала. Но в том то и дело, что материала нет именно по этой причине – уже проходит то время, когда человек мог взять и сформулировать единолично какую-то по-настоящему живую и многогранную вещь. В общем-то, «Актеры» - это реализация определённой идеи: сформулировать «пьесу, которой нет» из конкретных, живых диалогов конкретных людей, которые заняты в спектакле.

- Ежегодно в Москве в сотрудничестве с Театром.doc проходит фестиваль молодой драматургии «Любимовка» - это сотни пьес, драматургов, сценаристов… Значит, все это сегодня уже не имеет такого уж большого значения?

- Я знаком со многими драматургами и сценаристами, которые представлены на фестивале, читал их пьесы. Из года в год в основном одни и те же. Они все замечательные, талантливые драматурги. И я, конечно же, не говорю, что все это бессмысленно. Ни в коем случае. Хорошие пьесы есть! Просто, как «не режиссёру», в спектакле «Актеры» для меня лично было любопытно собрать материал, который не написан по меркам каких-то зафиксированных и заранее определенных сценарных канонов. Да и зачем? Отличный сценарий, который написан крепким сценаристом или хорошая пьеса, написанная грамотным и талантливым драматургом, - для их реализации всегда найдется не менее хороший режиссер, способный поставить какой-то очень удачный и хороший спектакль. Но спектакль «Актеры» не соответствует в какой-то степени этим меркам – он не хороший спектакль, понимаете? Потому что он не имеет никакой формы, практически никаких границ, он не существует по уже придуманным правилам, как именно должен существовать нормальный спектакль. В этом и интерес, по крайней мере, мой личный.

- Представим ситуацию, что вы - зритель своего спектакля, каким бы вам хотелось его увидеть?

- Для меня, наверное, страшнее всего увидеть равнодушного зрителя. Знаете, бывает так, что ты выходишь со спектакля, который тебе даже понравился, но думаешь о чем-то своем, улыбаешься, общаешься с друзьями, продолжаешь смотреть что-то в телефоне, идешь в буфет, заказываешь рюмку коньяка и бутерброд с красной рыбой. Это вот то, чего бы мне не хотелось. Я не хочу быть таким зрителем. И, в общем-то, я и не хожу в театры практически, хотя раньше я смотрел все, что ставили в Москве. Если говорить о том театре, который интересен мне… Я считаю, искусство может быть каким угодно, только не скучным! Это не значит, что все должны радоваться, веселиться и смеяться до слез - ни в коем случае. Такой задачи нет. Но равнодушный зритель - это наверное самое страшное. Спектакль «Кастинг» тоже задумывался по этому же принципу. Мы не выходим в интерактив, мы не устраиваем ток-шоу, нам это неинтересно. Но в то же время мы не хотим ставить какую-то условную стенку между зрителем и собой. Зритель лично для меня - свидетель. Я использую именно такую терминологию, зрителей называю свидетелями, партнеров – соучастниками, текст я предлагаю не просто произносить, а реализовывать. То есть вот даже, казалось бы, подобрав нужные определения, уже меняются и структура, и реализация. И, соответственно – исполнение.

- Философия «театр, в котором не играют», кажется, вам очень близка... Как вы к ней пришли? Вы отталкивались от какого-то своего академического опыта?

- Насколько я себя помню, мне никогда не нравился театр, где происходит, скажем так, декламативное вещание как способ актерской подачи. Мне всегда был интересен тот театр, в котором люди просто выходят на сцену и продолжают на ней существовать так же, как они существуют в жизни. Не декламируют текст, а просто разговаривают друг с другом. Мне кажется, интересней прислушиваться, чем затыкать уши от поставленных голосов.

- Условно говоря, «театр в кринолинах» - это мимо вас?


- Наверное, это тоже интересно. Дело в том, что я за музейный театр на самом деле. Я не люблю то, что посередине, по принципу - и на этом стульчике посидеть, и на том. Вот это мне кажется абсолютно неверный и ложный путь. Если уж говорить про музейный театр, то стоит вспомнить Малый Театр! И я кстати, имею академическое актерское образование Щепкинского училища при Малом театре. Есть в московских театрах очень хорошие постановки, есть - модные, дико талантливые режиссерские спектакли и соответственно спектакли с прекрасным актерским существованием… Но если уж говорить про стопроцентный театр, то здесь ты либо существуешь на сцене абсолютно «голым скоморохом» без пьесы и декораций, условно – это театр в котором не играют, либо – ты существуешь на сцене «Малого театра», где действительно представлена та самая «вечность», не претендующая ни на какие новые формы. И это хорошо, это – по-честному. А то, что посередине - долго не живет…

- То есть честность в театре - это не искать компромиссов, а искренне существовать в чем-то одном?

- Дело в том, что это все очень условно. Если говорить об актерском существовании - здесь нет никаких четких принципов и канонов, режиссуры это во многом тоже касается. Все зависит от человека. Я уходил из многих театров, мне казалось - это все не то, это не искусство, здесь нет никакой жизни, это замшелый театральный круг, зачем мне это? Получается, что я пытался очень долго найти какой-то постоянный, свежий родник. Но сейчас, уже будучи десять лет профессиональным актером, я понимаю, что эти поиски только в нас самих. Любая жизнь, искусство как таковое, все живое в театре, в кино – оно только в нас. Больше его нет нигде. Это то, что исходит лично от тебя. Поэтому когда ты играешь, делаешь что-то как актер, где бы ты ни был, в какой угодно постановке, в каком угодно театре, в кино или в сериале – если в тебе это есть, значит, это будет бить. Вот и все. Все остальное просто какие-то условности.

- Где помимо Театра.doc вас можно увидеть?

- Я играю два спектакля в Историко-этнографическом театре. Если говорить про какую-то школьную программу в театре – это вот оно самое. И кстати, в «Актерах» я упоминаю об этом в начале спектакля. Одна постановка по Платонову – «Ученик лицея», вторая по Островскому «Тушино». Знаете, во многом это, наверное, действительно просветительская миссия, история в театре. Это, как раз, тот самый музейный театр, который не умер и не умрет никогда! И это неплохо, это совершенно другая сторона – но она четкая, конкретная и вполне себе честная.

* * *

Театр.doc расположен по адресу: Малый Казенный переулок, 12, метро Курская. Официальный сайт - http://teatrdoc.ru - здесь уже можно и билеты купить и расписание посмотреть



Фотограф Мария Митрофанова
По моим ощущениям, вчера со мной случилось что-то выдающееся.

9 октября на большой сцене Центра имени Мейерхольда состоялся первый из двух московских показов спектакля Тимофея Кулябина "Три сестры" (Новосибирский театр "Красный факел").

Открытое пространство сцены, условно поделенное на комнаты в доме Прозоровых белыми полосами (легкая цитата из Фон Триера по всей вероятности) и серой деревянной мебелью. Само собой - экран над сценой, на который транслировался чеховский текст (спектакль играется на русском языке жестов). 4 часа 30 минут и три антракта - вот пожалуй общие детали спектакля, закрывающего Фестиваль Территория в этом году.

Сначала было сложно - адаптироваться к условиям отсутствия голоса и незнакомого языка.

Потом происходящее на сцене заворожило конечно. Как и в Электре, например. Когда медитативное практически начало потом увлекает в полный психологический отрыв. Затянуло какой-то пластикой, разными эмоциями "жестикулирования" у разных персонажей и много чем еще. Ко второму акту зритель был вовлечен в немую игру до того, что голос пожалуй оглушил бы своей неуместностью. И оглушил ведь. Можно, наверное, много слов написать о виртуозности, о точности как по нотам (все-таки у такого спектакля наверное очень сложная партитура, все просчитано и слажено, как у хорошего оркестра). Но хочется говорить о чувствах, которые спектакль рождает. Сильные надо сказать чувства.

Абсолютно присвоенный "сегодня" и в то же время - совершенно вневременной Чехов по Кулябину. То есть понятно, что какие-то литературные произведения будут восхищать нас и через пару сотен. Но когда они вот так, становятся твоим Я, а время будто все равно движется вокруг происходящего, нисколько его не задевая. Эта динамичность смыслов и в то же время абсолютная статичность поражает. И то, что вдруг появлялись явные, хотя бы технические, цитаты современности, при том, что например, весь последний акт сыгран визуально в 19-м, делает этот эффект намного сильнее. Всякие стены рушатся и зритель остается один на один с вечным и неизменным.

Пошлость. В спектакле она осязаема. Потому что стен никаких и Наталья, которая сушит лак на ногах феном, становится явным рисунком на теле персонажа. На самом деле, Кулябин кажется углубил психологическую точность образов, наделив их легко считываемыми внешними проявлениями. Как опять же меняется человек, ломается, крошится изнутри, теряет свою цельность. Мещанство и пошлость, побеждающие независимо от того, 19-й это век или 21-й.

Отчужденность. Вообще, глухота и немота идеалистов и, пожалуй, "лучших" сегодня тоже часть трагедии. Когда одни обладают знанием и какими-то смыслами, но не могут бороться против настойчивого, вездесущего, не признающего правил и не видящего свое уродства. Вездесущее уверенное невежество и мракобесие (что это, как не наша реальность). Поэтому, наверное, лучшие и проигрывают. Потому что не могут бороться и не умеют, да и не хотят, по большому счету.

Ну что ж, я плакала. Мне кажется это такая редкость, когда тебя что-то не просто потрясает или эпатирует (это я тоже люблю), но вызывает в тебе такую тоску и интуитивное понимание всего пережитого на сцене. А после даже слово сложно из себя выдавить. Гробовая тишина внутри. Тишина, как ожидание чуда, что все-таки меняется что-то в тебе самом. Каждый раз. Вот за это я, наверное, и люблю театр. Если любовь вообще поддается объяснению.

(Начало в предыдущей записи)

В эти дни в Милане проходит крупнейшая международная выставка EXPO-2015. На форуме впервые в истории мировой общественности представлено узнаваемое и любимое в России блюдо «осетинские пироги».

Организационную поддержку презентации осетинского национального блюда от компании «Нæртон» на международном уровне оказало Постоянное представительство РСО-Алания при Президенте РФ.

Сотрудники Постпредства республики и активисты Молодежной общественной организации «Московское осетинское студенчество» в эти дни работают на площадке российского павильона, знакомя посетителей с уникальным национальным блюдом Осетии – осетинскими пирогами.

***

Второй день - 5 июня выдался насыщенным. Разведка обширной территории EXPO'15 предвещала множество открытий, сюрпризов и новых вкусовых впечатлений. Осетинской делегации предстояло познакомиться с работой российского павильона и продумать визуальное внедрение в нее экспозиции «Осетинские пироги».

По нашим наблюдениям, миланцы к посещению ЭКСПО готовятся основательно, как и к любой дальней, насыщенной поездке. Правда, по московским меркам поездка на метро от центральной станции Дуомо до конечного пункта EXPO'15 занимает всего ничего - 30 минут. Но, как возмущенно заявила жительница Милана, гость российского павильона Тереза Салла: «Non è Milano!» - «Это уже не Милан!». Вот такие они, миланцы, категоричные и эмоциональные…

EXPO'15 – внушительных размеров городок, в котором тесно соседствуют ведущие страны мира, как бы странно это ни звучало. Павильоны представляют собой микс фантазии и технологий. Всего в Экспо принимают участие 144 страны, 3 международные и 11 неправительственных организаций, также представлены 3 корпоративных павильона.

Тематика EXPO'15 в этом году актуальна без преувеличения для всего человечества – «Накормить планету. Энергия для жизни».

Общеизвестный факт, что продовольственная проблема – один из самых горячо обсуждаемых и острых вопросов глобальной повестки для мирового сообщества. Около миллиарда людей по всей планете страдают либо от голода, либо от ожирения. Организаторы продовольственного мегафорума предлагают совместными усилиями найти выход из создавшейся ситуации. Каждый человек должен иметь доступ к безопасной пище - таков главный девиз EXPO'15.

Работа ЭКСПО - это непрерывное, практически круглосуточное событие. Семинары и дегустации, презентация национальной кухни и колорита, развлекательные и гастрономические шоу... И так в каждом павильоне.

Ожидания от российского павильона оказались противоположны реальности. Меню ресторана российского павильона предлагает блины с красной игрой, винегрет и салат «Столичный», пельмени, щи, строганофф и типичные для русского человека напитки: квас, морс и водка. И это меню, к слову, имеет большой успех у посетителей. На дегустации ведущая российского павильона рассказывает о национальной кухне, общаясь с публикой на английском и итальянском языках.

5 июня - важный день на EXPO'15. Российский павильон посетил первый заместитель Председателя Правительства Российской Федерации Игорь Шувалов. Символично и приятно, что в павильон нашей страны господин Шувалов вошел под аккомпанемент осетинской музыки.

«Сегодня моя работа заключается не в том, чтобы радоваться успехам, а в том, чтобы найти все недостатки и организовать работу по их исправлению, - подчеркнул Игорь Шувалов в разговоре с участниками российского павильона EXPO'15. - Я вижу, что мы вызываем огромный интерес у посетителей выставки, павильон действительно очень красиво выполнен. Здесь нет акцента на традиционное представление о России: водка, матрешки и икра. Современный контент пропитан смыслом и знаниями о России. Мне понравилась тематика экспозиции: связь того, что родила земля русская и того, что воспитала русская цивилизация. Помимо наших необъятных просторов, пресной воды и даров природы русская нация дала миру гениев в различных сферах. Авторы постарались подчеркнуть те наши достижения, которыми мы вправе гордиться».

Представителям Северной Осетии удалось пообщаться Игорем Николаевичем и пригласить его на пироги.

Ваша Диана Хаева...

Продолжение дневника следует...





4 июня делегация Северной Осетии в составе сотрудников Постоянного представительства РСО-Алания при Президенте РФ и активистов Молодежной общественной организации «Московское осетинское студенчество» прибыла в Милан, чтобы принять участие в работе российского павильона на Всемирной выставке ЭКСПО-2015.
Напомним, что на крупном международном форуме будут презентован бренд "осетинские пироги". Об этом можно почитать тут.

На площадке моего блога о своих осетино-миланских приключениях будет рассказывать один из участников делегации - спецкорр сайта www.noar.ru Диана Хаева.

Итак. Дневник
EXPO-2015 считаем открытым.


"День первый.
4 июня.


Милан оказал буквально горячий прием - воздух раскалился до 36 градусов, плавя город и его туристов. Хотелось бы иметь в этот день способность к жароустойчивости.

Знакомство с экономической столицей Италии началось с крыши самой главной местной достопримечательности - Миланского собора.

Конечно, сперва предстояло встретить величественный готический массив Дуомо. Начало строительства этого шедевра архитектурного искусства было заложено в 1386 году.

Жаль, что самая высокая часть собора находится на реконструкции, однако и доступная высота лишь сделала это злополучное солнце еще ближе.

Крыша Дуомо это место, которое не хочется покидать. Дальновидные азиатские туристы пользуются кремами с защитой от ультрафиолета и преспокойненько наслаждаются в готических зарослях мрамора. На заметку, так сказать.

Духовность и красота этого места поглощает приходящих, время ждет... Но вот мы спускаемся на землю и мысли снова заняты делами ЭКСПО. Предстоит расставить все по своим местам и провести все на высшем уровне. Остальное за нас сделают сказочные пироги. Пироги из Осетии.

А пока... Немного Дуомо. Раз уж мы приехали в Милан не в сезонную распродажу..."

Ваша Диана Хаева




Profile

tais1312
tais_besolti

Latest Month

April 2016
S M T W T F S
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

Tags

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com